ЧТО ЖДЁТ НАС ПОТОМ


     Сергей с удивлением заметил, что его тело вдруг устремилось вверх. Причем с каждой секундой скорость увеличивалась, и он несся уже подобно выпушенному из пушки снаряду. Ветер свистел в ушах, давил на плечи. Сергей подумал о том, как долго может продолжаться его полет и как -раз в то время скорость  стала увеличиваться и его ноги плавно опустились на твердую почву.

Открыв глаза, Сергей увидел, что находится в каком-то странном помещении, похожем на грот. Потолок и две противоположные стены были из корявого пористого камня, в углублениях которого скры­вались невидимые глазу светильники, затененные густой зеленью. Третья, задняя стена была стеклянной и выполняла роль аквариума, в сумерках которого плавали невиданной красоты рыбки, напоми­нающие своей окраской райских птиц.    _
      Четвертая стена тоже была из стекла и напоминала  вход в метро. Подойдя к ней, Сергей стал с любопытством разглядывать простиравшейся за стеной ландшафт. Ему показалось, что он когда-то уже видел это.
    
Только всё было каким-то чересчур вычурным и красивым, отчего производило  странное впечатление неестествен­ности. Вроде бы и живая природа и в то :е время нереальная.
И тут его осенило. Правда, мысль была абсурдная, но он мог
бы поклясться, что еидит ожившую картину одного из фламандских мастеров. Вдруг он услышал за своей спиной мужские голоса. При­слушался. Один спросил:
-Что мы с ним делать будем?
-Не знаю. Еще ведь ничего не известно... -ответил второй.
-Зачем же его нам прислали? - вновь заговорил первый. -Может быть его ещё назад     заберут7
Оглянувшись, Сергей увидел двух статных старцев в белых одеж­дах, с белоснежными волосами и бородами. Оба глядели в его сторону.
-Это вы обо - мне говорите? -поинтересовался Сергей.  Один из них утвердительно кивнул.
-Тогда я что-то не понял. Куда и кто может меня забрать? И вообще, где я нахожусь?
-Забрать тебя может твой ангел - хранитель. Сейчас он стоит там возле твоего тела и ждет. Потоку как еще неизвестно умер ты или нет. И душа твоя должна была еще там находиться, а тебя раньше времени принесло... Вот и гадай теперь, что с тобой делать!..
-А сейчас-то я где? -поинтересовался Сергей. -На рай что-то не похоже... да и на ад тоже. Зона, что - ли, заповедная7
-Вроде того, -ответил один из святых. -А что касается рая, то он теперь совсем не такой, каким был по святому писанию. С порящими  ангелами и божественной музыкой. Его давно уже пере­оборудовали в Обиталище, согласно требованиям современного Гомо, который до того ушел в свой сапиенс вместе с душой, что ему стало нечем райское блаженство испытывать.
—Ну и как же выглядит ваше Обиталище? - спросил Сергей.
-А вот пойдем, сам посмотришь! - предложил святой, направляясь к выходу. - Кстати, давай- по знакомимся. Меня зовут святой Дионисий, а его святой Зенон.
Не успели они подойти к двери, как она радушно распахнулась перед ними.
Фотоэлемент что – ли? -подумал Сергей и сказал:
-Я, конечно, вашего рая еще не вид ел, но все равно    как-то странно. Когда людям тяжело жить, они тешат себя тем, что хоть в раю най­дут отдых и блаженство. А их и  тут нет...
-Ну почему же! - возразил святой Зенон. -Отдыха тут сколько хочешь. Так ведь в том -то и дело, что кроме стариков и детей отдыхать - то никто не хочет! Это они на Земле вечно жалуются - и устали-то они и измучились, и покоя-то у них нет...А в Рай по­падут, от силы месяц пробудут в нем и уже от безделья маяться начинают. Тут только и гляди за ними! Кто кусты стрижет, кто деревья пилит, а кто силками райских птиц ловит!
-А недавно, - подхватил святой  Дионисий, -к нам два брата –умельца попали. С предписанием в райское отделение. Так они что уду­мали - перед святым источником плотину строить! А зловредство свое объяснили тем, что хотели святое озеро сделать, чтобы в нем можно было купаться!
-Ну вот, мы и дошили! -добавил он останавливаясь возле красивых ажурных ворот. Верхняя их часть была выполнена в виде рамы, в которой сияло только одно слово "Транзит”. Ворота стояли, как бы, сами по себе. Так как ни ограды, ни забора не было. Но вошли все же через них.
Открывшаяся картина, которую почему-то не было видно от дверей грота, удивила Сергея. Между густых деревьев, с огромными листьями висело множество гамаков, в кото­рых лежали какие-то люди. Одни скрестив руки и блаженно улы­баясь глядели в бездонное райское небо. Другие ели какие-то пло­ды, которые свисали с веток прямо над ними. Третьи что-то читали или пели. Вокруг деревьев росла сочная трава, в которой пестрели яркие цветы и порхали огромные бабочки.
-Ну что ж, чем не Рай?- пожал плечми Сергей.
-Так ведь недовольны! Не нравится им! Видишь сколько пустых гамаков? Ушли...
Как - раз в это время из одного гамака поднялся мужчина и, бес­покойно озираясь, стал кого-то вопрошать:
-Куда идти - то, где выход?
-А чего тебе не лежится и не отдыхается? - невольно проворчал святой Зенон.
-Так ведь сколько лежать-то можно?! Ну неделю, ну две. Я здоров!  Мне работа нужна, руки зудят!    
-Во, видал! -воскликнул стоявший рядом с Сергеем святой Дионисий. -Скучно ему! -Обернувшись к мужчине, он проговорил - пойдем с нами, мы как - раз в Обиталище идем!
-На что мне ваше Обиталище? Я жить хочу, а не обитать!
-Ты уже отжил свое! А теперь тебе ничего больше не остается, кроме какfобитать!
Не слушая святого, мужчина продолжал возмущаться:
-Мне в голову иди приходят, а у меня даже обыкновенной тет-

ради нет, чтобы записать свои мысли! Рай называется, ни телефона, ни авторучки! – Послушайте, -вдруг радостно воскликнул он, -может быть вы меня в ад переведете? Возможно я с чертями быстрее дого­ворюсь?!
-Ведь надо ж, надо ж, что придумал – в сердцах воскликнул Зенон.
-В ад мы тебя ни в коем случае перевести не можем, потому как ты очень уж порядочный! Да ты и сам не захочешь, если увидишь обре­ченных на вечные муки. Вот кстати и ад! -показал он рукой в сторо­ну сине – зелёного луча, выбивавшегося из дыры в земле.
Сергей с духом мужчины подошли к отверстию и заглянули вниз
.

То что они увидели совершенно не походило на ад. Среди скал и больших валунов бродили чем -то удрученные люди. Некоторые из них словно пораженные горем и тоской, то и дело хватались руками за голову, пытаясь избавиться от мучившего их страдания. Другие стенали и плакали колотя себя кулаками в грудь. Третьи бились головами о гранитные скалы.
-А где же черти? Где костры и котлы со смолой? Где огненная гиена, в которой они должны гореть за свои грехи? -спросил муж­чина, оборачиваясь к святым.
Оба развели руками.
-Никаких бесов больше нет! И котлов со смолой тоже.
-В таком случае, какие муки они терпят за свои грехи? -удивленно  спросил Сергей.
-Самые страшные! -ответил святой Дионисий. - Бог лишил их ра- зума, а страшней этого ничего нет! Они не помнят ничего, кроме своих греховных деяний и это вызывает у них боль и раскаяние, от которых они никогда не смогут избавиться...

Постояв возле входа в преисподнюю, двинулись дальше. Оказав­шись рядом с мужчиной, Сергей спросил:
-Вы давно здесь?
-А кто его знает! Тут ведь ни часов ни календарей нет. Да и ночей тоже. Прямо, как полярный день, светит и светит! – с раздражением проговорил мужчина.
-А умерли когда, число и месяц помните?
-Как же, семнадцатого сентября!
-А сегодня уже десятое марта. Значит вы тут уже почти полгода!
   -А я то думал, что нахожусь здесь не больше недели. Стало быть тут
и время другое. Может быть, что я даже не в этом году умер… - в
раздумье проговорил мужчина.

  =
Миновав заросли тропической зелени, они неожиданно оказались на
улице какого-то старинного города. Сергей и мужчина в недоу­мении
остановились. Почти все дома, на уровне второго этажа, пестрели
разноцветными вывесками, предлагаемых товаров и услуг, с упо­минанием

фамилий хозяев, написанных по всем правилам орфографии прошлого
столетия.
    По проезжей части дороги, покрытой брусчаткой, катились

 экипажи. Звенела конка. А откуда -то из подворотни, до­носилось треньканье балалайки. По тротуарам, выложенным плиткой, прогуливались разодетые дамы и господа с тросточками и в ци­линдрах.
-Ну что, останешься здесь? - спросил мужчину Дионисий.
-Да нет, что вы! -возмутился тот. -Если я предложу им свои изо­бретения, они меня в психиатрическую больницу упекут! Ведь они, наверное, еще не дожили даже до электрического света!
-Ладно, пойдем дальше! -согласился святой.
Следующая улица приблизила их к настоящему времени. Она была увешана кумачовыми лозунгами, призывавшими к борьбе с кулаками, религией к безграмотностью. Дам и господ уже не было, но все еще попадались горничные, хулиганы и нищие.

Святой Дионисий вопросительно посмотрел на мужчину. Тот толь­ко головой покачал. И они вновь двинулись дальше.
-А почему бы вам не оставить один Рай для воех? -спросил Сергей. Наверное было очень хлопотно создавать временные зоны?
-Да нет, что ты! -ответил Зенон. -Ведь это все не материально,

а, стало быть, ничего не стоит, ни времени, ни денег. Большинство
же людей предпочитает и после смерти оставаться в привычных условиях. Есть правда и любители перемен, которые охотно посе­щают чужие эпохи.  И даже остаются там. Мы им не препятствуем...
     Третья улица носила следы разрушений. Развалины были огорожены заборами. Но трамваи ходили и бумажные кресты с окон были сняты. По всей вероятности это был сорок пятый или сорок шестой год.
     Как ни странно, на улицах были люди. В основном военные и целе­устремленные, озабоченные женщины. По всей вероятности это были  какие-то активист­ки из жакта или Райкома. Сергей родился после войны и вид раз­рушенного города ему ни о чем не напоминал.
-Странно, -сказал он в задумчивости, -годы были тяжелые, а кто-то все же захотел вернуться...
-А вы никогда не слушали рассказов бывших фронтовиков? -спросил Сергея мужчина. -С каким вдохновением они рассказывают о тяготах войны! Когда они воевал и, то что о подвигах не думали. А потом, много лет спустя, их прошлое становилось для них более значитель-

ним чем настоящее. А себя они уже стали ощущать героями.    И никто        
 из них, наверное, не сознался, что вспоминают они не столько войну, сколько срою молодость, с ее мечтами, надеждами и возможностями. И вот эта улица, с разбитыми домами и облезлым трамваем, вновь возвращает им то, чего они давно лишились.
-Пожалуй вы правы! -сказал Сергей. -А я об этом как-то никог­да не задумывался...
Пройдя еще один квартал, они очутились на современной улице, ничем не отличавшейся от реально существовавших земных улиц. Асфальт, фонари с неоновыми лампами, мчавшиеся машины новых ино­марок. По тротуарам сновали пешеходы в современной модной нераз­берихе и Сергей увидел во всем этом свой, привычный мир. Но неволь­но подумал, что, наверное, не выбрал бы для себя такого Paя. Хотя он был еще молод к полон сил, но не хотел бы, не старея, вечно ходить по одним и тем же улицам. Заниматься тем же делом, ничего не достигая. И так изо дня в день... Ведь здесь, наверное, ничего не происходит, не случается. А, может быть, вновь и вновь повторя-
ются уже происходившие события? Похоже, что у этих людей, прохо­-
дивших мимо, остались те же заботы и проблемы. Потому что их лица были такими же озабоченными как у его современников.
-Как вы считаете… - обратился Сергей к своему спутнику, желая знать его мнение, но вдруг обнаружил, что того и след простыл. Да, вроде он там впереди, торопливо пересекает улицу, спеша кому – то предложить свои идеи.
-Кажется тебе это пришлось не по вкусу? – спросил Зенон, испытующе глядя на Сергея.
-Да, - согласился тот. - ваше Обиталище вызывает у меня ту же  безысходность, как не сложившаяся человеческая судьба. -Помолчав, Сергей спросил - А ничего другого у вас нет?
-Есть детский Рай, - ответил святой Зенон. -Хочешь посмотреть?
-Ну, если это будет более веселым. -пожал плечами Сергей.
-Тогда пойдем!
Завернув за угол последнего дома, они оказались в сказочном саду. Деревьев тут почти не было, но зато росли гигантские цветы, в чашечках которых, словно Дюймовочки, сидели маленькие девочки.

Другие малыши катались на божиих коровках, ростом с собаку. Или
сидя в колясочках, в которые были запряжены огромные майские жуки. Немного в стороне, рос гриб -великан, в тени которого сидела приветливая седенькая старушка, рассказывавшая сказки, окружав­шим ее детям.
    По одаль, сверкая и переливаясь всеми цветами ра­дуги, возвышалось какое-то здание. Подойдя ближе, Сергей увидел, как мальчики, складывая прозрачные, словно ледяные кубики, строят хрустальный дворец.
Вдруг Сергей услышал почти над самой головой какое-то стран­ное гуденье и подумал о вертолете. Но подняв голову, увидел огромную стрекозу, на спине которой сидело трое мальчишек. Стре­коза приземлилась совсем близко от него и Сергей, разглядывая
ее невольно вздрогнул от отвращения или даже страха. У стрекозы

была огромная, словно вылитая из металла голова, со страшными
челюстями. Не менее страшными казались ее фасеточные глазищи.

   Тоже, как средство передвижения, над землей порхали огромные
 пестрые бабочки.
-Кто все это поидумал7-спроеил Сергей у святых.
-Дети, - ответил Дионисий. -А ты еще не понял, что Рай каждый
создает себе сам, по своему вкусу?

Устав от путешествий, но Раю, Сергей вдруг захотел спать и,

не долго думая, забрался в золотую чашечку калужницы, росшей над
самой землей. Но не успел он закрыть глаза, как услышал знакомый перезвон старинного будильника. Высунувшись из своего укрытия, он увидел, как мальчик, дергая за шнуры, звонит в голубые коло­кольчики, приговаривая при этом маминым голосом:
-Пора вставать, пора вставать!

Потом он ощутил теплое прикосновение чьей-то руки к своему плечу и окончательно проснулся. Возле его дивана стояла его седая мама и улыбалась:
-Вставай, сынок, а то на работу опоздаешь! - сказал а она и накло­нившись поцеловала его в лоб.